06. Фабрика любви

Мы встретились с Ниной в парке и быстро дошли до живописной полянки с огромным дубом посередине. «Какое прекрасное место и какая чудесная получится съемка», подумала я в тот момент 🙂 Недолго думая, дети бросились врассыпную. Пока мы пытались собрать разбежавшихся детей в одну кучу, подтянулись еще «друзья и знакомые кролика», и в итоге фотосессия совсем перестала походить на семейную съемку, она скорее напоминала выездной детский сад, а Нина посреди всего этого веселья больше была похожа на юную пионервожатую, а вовсе не на маму четверых детей. В какой-то момент я поняла, что снимаю в основном затылки — убегающих детей и Нины, пытающейся их поймать, а также ноги и руки, и бросила все попытки повлиять на ситуацию. Но сейчас мне кажется, что именно такой формат очень хорошо характеризует Нину и ее подход к детям, поэтому после долгих размышлений я решила показать вам все, как было 🙂

01

Нина, на правах интервьюера, начну сразу с наглого вопроса в лоб, молодая, красивая, умная, планировала в таком возрасте иметь четверых детей?
Ну что же тут наглого (кроме совершенно беспардонной лести)? 🙂 Резонный вопрос. Вообще, я планировала иметь много детей. Считаю, что если что-то делаешь, то надо делать это наилучшим образом. Поэтому, сама имея опыт взросления в семье с двумя детьми, наблюдая друзей, рожденный в гордом одиночестве, я всегда хотела иметь троих детей. Один — одиночка, два — конкуренция, трое — иерархия. А потом как-то прочитала, что трое детей — слишком жесткая структура, а вот четверо и больше — уже более вариативная группа, больше возможностей для взаимодействия. То есть, роли у детей не такие жестко закрепленные, все время есть дестабилизирующий фактор в виде четвертого ребенка, который эту трехслойную башню иерархическую разрушает. В моем случае, когда третий ребенок получился в двойном экземпляре, наблюдать за сменой ролей детей очень интересно. И я считаю, что моему среднему очень полезно иметь двух младших. Хотя первый год было очень сложно, всем нам.
Расскажи про свое отношение к детям? Как так получилось, что оно отличается от классического — умиления и всякого «мимими» ?)))
Дело в том, что я не слишком люблю детей. В классическом, сентиментальном смысле.Они меня не умиляют, не трогают. Я люблю в детях личность, что-то настоящее, то, что делает их людьми. И они ценят этот интерес, потому что ими в жизни мало кто интересуется, на самом деле. Дети это очень быстро понимают, приучаются носить маски, прятаться. Но все-таки они очень открыты к тем, кто ищет в них эту искру Божью. Я сейчас говорю о благополучных, семейных детях, которые попадают в ситуацию «семейных игр», родительских амбиций, каких-то социальных реализаций, да и просто — в общество, где их обучают, развлекают, развивают. Но где до них самих никому нет никакого дела. Мне хочется думать, что я даю своим детям ощущение того, что они мне интересны, важны. Хотя я довольно жесткий родитель, при этом.
А любить детей как особую категорию людей, мне кажется, это какой-то хитрый способ не любить их вовсе.

Три девочки и мальчик — есть разница? ))))

Разница огромная. Пропасть! Есть такие мальчики, очень мамины, они удобные чрезвычайно, послушные, романтические. А есть мальчики с сильным мужским началом. Вот так: бах по столу кулаком, и баста. Вот это наш вариант. С моим мальчиком работает классика: позитивная мотивация, приплясывания и щедрая лесть. Он, конечно, значительно более свободолюбив, любые рамки его очень сковывают. Девочки более ведомы, причем у них есть чувство лидера, они инстинктивно ведомы, а мальчику нужно объяснить, почему надо сделать именно так. Для него лидер — тот, кто заслужил право быть лидером. Не знаю, насколько эти наблюдения можно экстраполировать на других мальчиков и девочек. Ведь даже мои двойняшки различаются кардинально. Одна классическая принцесса-кривляка, вторая — сорванец полнейший.
Вопрос, который меня всегда волнует в случае многодетных семей — как получается равномерно распределять свое внимание между всеми детьми, чтобы никого не упустить?
А никак. Это невозможно. Когда до меня дошел данный факт, я ощутила свое бессилие, было сложно. Сложно было отказаться от многих планов, да и в принципе вдруг принять физическую ограниченность своего тела оказалось непросто, как и наличие 24 часов в сутки. Но, как только расслабляешься, семья начинает жить своей жизнью. Для человека, привыкшего держать ситуацию под контролем, это выглядит странновато, но оно работает. А как только я впадаю в роль «бедные брошенные дети, надо им нанести добро», все идет наперекосяк. Дети впадают в какое-то невротическое состояние, потому что не понимают, что происходит. Поэтому я стараюсь общаться и проводить время с детьми, когда мне этого хочется, когда есть на это силы и средства. От  щедрот, а не от таракана в голове. И тогда все получается. Потому что всем интересно друг с другом, общение очень насыщенное, возникает эффект синергии, которого хватает надолго. А когда у меня нет на полноценное общение сил, я не пытаюсь его сымитировать. Фальшь дети чувствуют очень хорошо. На днях я заболела довольно сильно, попросила оставить меня в покое, дать мне отдохнуть. И только что скакавшие по мне дети чинно уселись у постели и начали меня гладить, это было очень трогательно. Хотя, казалось бы, скакать веселее. А сегодня дети рисовали в комнате, и вдруг прибежали, смеются, счастливые, — раскрасили гуашью друг другу лица. Натуральный цирк. Посмеялись все вместе, отправила их в ванну, они там друг друга сейчас отмывают. Для меня очень ценны такие моменты единения, я хочу, чтобы мои дети их запомнили, запомнили это чувство, когда рядом с близким, родным человеком тебе хорошо. И у меня не стоит цели стать тем единственным человеком, рядом с которым хорошо, который дает ощущение семьи и принятия. Для меня важнее, чтобы они все стали друг другу такими людьми. Моя самая большая мечта — что мои дети, когда вырастут, смогут сохранить друг друга. Именно в этой плоскости я прилагаю наибольшее количество усилий.

Можешь ли ты четко сформулировать про каждого из своих детей — какой он? И как ты думаешь, полезно ли иметь относительно своих детей такие стереотипы? Мне иногда кажется, что мы сами (родители), воспринимая наших детей определенным образом, невольно укрепляем эти их черты, и не даем развиваться другим.

Могу. У них есть свои характеры, свои темпераменты, свои физиологические особенности, наконец, которые тоже влияют на поведение, на интересы. Родители, конечно, своим пониманием несколько мешают детям развиваться свободно и хаотично. Но я не уверена, что хаотичное развитие есть однозначное добро. Рамки необходимы, это еще Голдинг убедительно описал. При этом, на моей памяти, мои дети сменили несколько вариантов поведения и интересов. И каждый раз, когда я закостеневаю, они находят способ напомнить мне, что я имею дело с вольнолюбивым человеческим духом, а не с просчитанной плоской структурой. Как только я начинаю думать, что все поняла, тут же происходит что-то, что рушит мое представление о них. Так что это такой взаимный обмен. Я создаю детям рамки, они их громят, так мы учимся житейской мудрости: уступать и сопротивляться. Поэтому, мне кажется, если мы чего-то укрепляем, то это до тех пор, пока дети нам это позволяют.
Можешь ли ты четко сформулировать про каждого из своих детей — какой он? И как ты думаешь, полезно ли иметь относительно своих детей такие стереотипы? Мне иногда кажется, что мы сами (родители), воспринимая наших детей определенным образом, невольно укрепляем эти их черты, и не даем развиваться другим.
Могу. У них есть свои характеры, свои темпераменты, свои физиологические особенности, наконец, которые тоже влияют на поведение, на интересы. Родители, конечно, своим пониманием несколько мешают детям развиваться свободно и хаотично. Но я не уверена, что хаотичное развитие есть однозначное добро. Рамки необходимы, это еще Голдинг убедительно описал. При этом, на моей памяти, мои дети сменили несколько вариантов поведения и интересов. И каждый раз, когда я закостеневаю, они находят способ напомнить мне, что я имею дело с вольнолюбивым человеческим духом, а не с просчитанной плоской структурой. Как только я начинаю думать, что все поняла, тут же происходит что-то, что рушит мое представление о них. Так что это такой взаимный обмен. Я создаю детям рамки, они их громят, так мы учимся житейской мудрости: уступать и сопротивляться. Поэтому, мне кажется, если мы чего-то укрепляем, то это до тех пор, пока дети нам это позволяют.
Ты производишь впечатление очень целостного и самодостаточного человека, поэтому мне интересно спросить, какова, на твой взгляд, роль мужчины в семье, в воспитании детей, как ты это видишь?
Роль мужчины, как и роль женщины, в семье заключается в производстве огромного количества любви. Из этой любви потом рождаются дети, ею они питаются. Любовью, а не супчиками с тефтелями. Семья — это фабрика любви, а родители в ней стахановцы. Как именно организована эта фабрика, дело индивидуальное, тут у каждого свое понимание эффективного рабочего процесса.
Что помогает тебе приходить в равновесие в каких-то тяжелых бытовых ситуациях (никто не спит, все скандалят, например), если такие бывают? Откуда черпаешь энергию и вдохновение?
Сложный вопрос. Потому что с годами меняются точки равновесия. Я могу взорваться, рявкнуть от души, это очень помогает: выпустила пар и успокоилась. А в более глобальном смысле помогает поработать. Чувство юмора помогает, особенно посмеяться над собой. Помогает остановиться и задуматься, а чего тяжелого в том, что все истерят? И тут же дети  успокаиваются. Получается, это они мои эмоции ретранслировали. Помогает иметь интересы вне семьи. Помогает ездить с мужем на бездетные выходные. Помогает увидеть своих детей после бездетных выходных. Вкусная еда помогает. Сделать новую прическу тоже хорошо помогает. А энергию и вдохновение черпать несложно, — четыре батарейки бегают и генерируют мощнейшее поле. Черпай — полной ложкой!
39

ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД